Первый советский реактор.

пойдет. Сооружение урано-графитового реактора оказалось рискованным делом.

Ученые многих стран, в частности немецкие ученые, не веря в успех, так и не предприняли попыток строить та­кие реакторы.

Но советские ученые оказались более настойчивыми. Они провели ряд измерений, подтверждающих возмож­ность осуществления цепного процесса в урано-графитовой системе. Выяснили, что для успешной работы реак­тора надо применять урановые цилиндрические блоки и располагать их в графите на расстоянии 20 сантиметров один от другого.

Оказалось, что для достижения критического размера, при котором начинается цепной процесс, нужны очень большие количества (для того времени) дорогих мате­риалов: 45—50 тонн металлического урана и несколько сот тонн графита. Нужно еще отметить, что требования, предъявляемые к этим материалам, были чрезвычайно высокие. Примесь бора или кадмия в графите совершенно недопустима. Миллионная доля бора в графите приво­дила к огромному поглощению нейтронов, что не давало возможности осуществить цепной процесс. От чистоты материалов зависел успех всего дела. На помощь физи­кам пришли горняки, металлурги и химики. Уран и гра­фит в нужных количествах был получен: уран — в виде металлических блоков диаметром три — четыре санти­метра, а графит — в виде кирпичей размером 10 X10 Х 60 -сантиметров.

Постройка реактора является вообще весьма сложным и тонким делом. Сборка же первого реактора, если не принять специальных мер, к тому же и опасна. Может ведь случиться, что вследствие ошибки в расчетах и предварительных измерениях бурный цепной процесс качнется значительно раньше, чем ожидают. Это может привести к очень серьезной аварии и даже к взрыву. В лучшем случае сотрудники лаборатории получат огром­ные дозы очень вредного нейтронного облучения. Пере­облучение может гибельно отразиться на здоровье людей.

Все это хорошо понимали советские люди, и поэтому при строительстве реактора велось тщательное наблюде­ние за числом выделяемых в системе нейтронов. В про­цессе сборки в тело реактора были всегда погружены поглощающие нейтроны кадмиевые стержни. Эти стержни в любом случае не давали возможности осуществить цеп­ной процесс.

Мы уже знаем, что в уране всегда происходят само­произвольные (спонтанные) деления, в результате кото­рых возникают нейтроны. Поэтому чувствительная иони­зационная камера, помещенная возле куска урана, всегда регистрирует нейтроны. Чем больше масса урана, тем больше нейтронов.

Давайте немного займемся арифметикой. Предполо­жим, что наша камера, установленная на некотором рас­стоянии от куска урана весом в один грамм, регистрирует в час всего один импульс, вызванный нейтроном спон­танного деления. Сколько же она будет регистрировать, если вместо

Страница 2 of 5« First...23...Last »