Когда слышно вдали и не слышно вблизи

Чтобы лучше слышать разговор, пение или музыку, мы подходим или садимся поближе, так как каждому ясно, что вблизи звук слышней, чем издали. Но как ни странно, это не всегда верно! Бывает и так, что в ме­стах, расположенных к источнику ближе, звука не слышно совсем, а вдали слышно хорошо. Известен, например, такой случай. В Англии на одном военном заводе однажды произошёл огромный взрыв. На расстоянии 180 километров от завода взрыв был отчётливо слышен, а жители селений, расположенных всего в 30 киломе­трах от завода, и не подозревали о случившемся не­счастье.

Много подобных фактов известно и в военной прак­тике.

Вот пример из одной войны прошлого века. Гене­ралу был дан приказ атаковать подчиненными ему ча­стями фланг противника в момент наступления основных сил на главном направлении. Генерал расположился в трёх милях от места действия и стал внимательно наблю­дать, чтобы уловить начало боя. Но с поля битвы не до­носился ни один звук, и войска генерала бездействовали. Битва, продолжавшаяся около трёх часов, окончилась, а генерал так и не услышал ни одного выстрела. Звук его миновал. Отсутствие иных средств связи привело к тому, что время для атаки было упущено.

Известны и такие случаи, когда звуки боя, не слыш­ные в штабе корпуса, отчётливо слышны в расположе­нии, например, штаба армии, отстоящего от линии фронта значительно дальше.

Из времён франко-прусской войны в литературе описан такой случай. Накануне было холодно и стоял густой туман; воздух был полон звуками войны. А в этот день было ясно и тепло. Стояла мёртвая тишина, люди думали, что начались переговоры о мире и по­этому военные действия прекратились. Каково же было их изумление, когда они узнали, что весь этот день с самого утра происходила интенсивная артиллерийская перестрелка, которая не была им слышна! Подобных примеров можно привести много.

Вы знаете, что в опасных для плавания судов ме­стах — на мысах, мелях, подводных камнях — часто вы­ставляются предупреждающие световые или звуковые маяки. Тёмной ночью яркий свет виден за десятки кило­метров. Но в туман, пургу или сильный дождь это рас­стояние сильно уменьшается. Тогда большую услугу ока­зывают звуковые сигналы — сирены, гудки, колокольный звон или стрельба из орудий. Однако и эти сигналы также не всегда надёжны: в отдельных местах около таких маяков звук пропадает.

Мы привыкли думать, что если на пути звука нет види­мых преград, то он слышен повсюду, начиная от источ­ника и кончая расстоянием, где звуковая волна ослабе­вает настолько, что перестаёт действовать на ухо. Но это не всегда верно. Почему же в каких-то местах своего пути звук исчезает и образуются «зоны молчания»?

Оказывается, воздух не везде однороден для звука. Известно, что воздух постоянно находится в движении. Скорость его движения в различных слоях не одинакова. В слоях, близких к земле, воздух соприкасается с её поверхностью, зданиями, лесами и поэтому скорость его здесь меньше, чем вверху. Благодаря этому и звуковая волна идёт не одинаково быстро вверху и внизу. Если движение воздуха, т. е. ветер—попутчик звуку, то в верхних слоях воздуха ветер будет сильнее подгонять звуковую волну, чем в нижних. При встречном ветре звук вверху распространяется медленнее, чем внизу. Такое различие в скоростях сказывается на форме зву­ковой волны. В результате искажения волны звук распро­страняется непрямолинейно. При попутном ветре линия распространения звуковой волны изгибается вниз, при встречном — вверх.

На рисунке 12 изображены пути и форма звуковых волн. Ветер дует слева. В любом месте поверхности земли, справа от завода, звук гудка слышен. Если же стать слева, в месте, обозначенном цифрой то звуко­вая волна пройдёт над головой и звука слышно не будет.

Часто этим свойством звука пользуются охотники при выслеживании добычи. Они стараются приближаться к ней против ветра. Тогда шорох шагов не вспугивает животное, звуковая волна поднимается от поверхности земли вверх и проходит над его головой. Вспомните, как из-под самых ног вылетают иногда птицы, когда мы проходим по лесу. Подойти к птице, сидящей на дереве, или к крупному зверю значительно труднее,—поднимаю­щаяся вверх волна уносит на значительное расстояние даже очень слабые звуки нашего приближения.

Когда звуковая волна проходит близко от земли, то благодаря трению она очень сильно ослабевает и вскоре делается неслышимой. Ровная поверхность плотного снега или спокойной воды создаёт меньшее трение, чем

clip_image002

Рис. 12. Распространение звука заводского гудка по ветру и про­тив ветра. Пунктирные линии показывают форму расходящейся звуковой волны при отсутствии ветра; сплошные линии — форму звуковой волны при ветре, дующем слева направо

земля, покрытая травой, кустами или строениями. Вот почему всплески вёсел, например, далеко слышны над водой.

Многие убеждены, что против ветра звук всегда слышен на меньшем расстоянии, чем по ветру. Покажем, что и это не всегда так. Обратимся к тому же ри­сунку 12. Пусть один человек встанет слева от источ­ника звука, но на возвышенности (в месте, обозначенном цифрой 2), а другой будет стоять на таком же расстоя­нии справа на земле (место у цифры 3). К стоящему слева волны доходят по верхним слоям воздуха, где звук ослабевает незначительно, хотя и идёт навстречу ветру. А человек с правой стороны услышит более ела- бый звук, так как трение о поверхность земли сильно заглушает его.

Скорость ветра сама по себе слишком мала в сравне­нии со скоростью звука, чтобы существенно влиять на дальность распространения звуковой волны. В самом деле, 20—25 метров в секунду — это сильный ветер, а скорость звука — около 340 метров в секунду. Таким образом, даже против самого сильного ветра звук будет распространяться почти с такой же скоростью, как и в безветренную погоду.

Есть ещё одна причина неравномерного распростране­ния звука в воздухе. Это — различная температура от­дельных его слоёв. В середине жаркого солнечного дня земля сильно нагревается и нагревает ближайшие к ней слои воздуха. Верхние слои оказываются более холод­ными. А вы уже знаете, что в тёплом воздухе звук рас­пространяется быстрее, чем в холодном. Неодинаково нагретые слои воздуха, подобно ветру, изменяют направ­ление звука. Днём звуковая волна изгибается вверх, потому что скорость звука в нижних более нагретых слоях больше, чем в верхних слоях. Вечером, когда земля, а с ней и близлежащие слои воздуха, быстро остывают, верхние слои становятся теплее нижних, ско­рость звука в них больше, и линия распространения зву­ковых волн изгибается вниз. Поэтому по вечерам на ровном месте бывает лучше слышно.

Наблюдая за облаками, часто можно заметить, как на разных высотах они движутся не только с различной скоростью, но иногда и в разных направлениях. Значит, ветер на различной высоте от земли может иметь неоди­наковые скорость и направление. Форма звуковой волны в таких слоях будет также изменяться от слоя к слою. Пусть, например, звук идёт против ветра. В этом случае линия распространения звука должна изогнуться и на­правиться вверх. Но если на её пути встретится слой медленно движущегося воздуха, она вновь изменит своё направление и может снова вернуться на землю. Вот тогда-то на пространстве от места, где волна подни­мается в высоту, до места, в котором она возвращается на землю, и возникает «зона молчания» (рис. 13).

clip_image004

Рис. 13, „Зона молчания"

Нетрудно догадаться, что и генерал, и штаб корпуса, и очевидцы сражения из франко-прусской войны все находились в таких беззвучных зонах. Многие из чита­телей, вероятно, припомнят то же самое из своего опыта, полученного в период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг., и могут дать теперь правильное объясне­ние этому на первый взгляд непонятному явлению.

Category: Разное