Архимедово лето.Глава двенадцатая.

опыт дает все время проверку — так ты придумал или нет? Не знаю уж, может быть, оши­баюсь, но мне вот так кажется!

— Да! — поддержал его Вася. — Ведь раньше не умели делать таких машин, скажем вроде тракторов, а теперь умеют. Как же это случилось? Конечно, все это были разные опыты — целые, я думаю, миллионы разных опытов! — и потом наблюдение, раздумье, размыш­ление, то есть проверка, ну или, скажем, изучение… и все такое. А математика тут совсем рядом, потому что как ты без математики конус какой-нибудь выточишь? А если шестеренку сделать, так еще ведь труднее. А разные там кулачки, гайки, муфты, ролики, шайбы, зубья и все это! Ведь надо рассчитать! Уж, кажется, на что простой прибор часы стенные, которые называются ходики, а и то ведь, пока ученые в семнадцатом веке не изучили, что за штука такая маятник, не могли их толком сделать!

— Правильно! — отвечал ему Лева. — Про маятник мне папа рас­сказывал. Первым за него взялся великий Галилей, а затем Гюйгенс. Это было то время, когда в мире начали снова возрождаться науки,— семнадцатый век… Мне папа как-то раз так сказал— вот ты видишь, как маятник в часах ходит взад и вперед, — тик-так — тик-так… а вот представь себе, что для того, чтобы его понять, Гюйгенсу при­шлось особую кривую из высшей математики изучить! Вот смотри на ходики и помни, что этот повсеместно распространенный прибор сде­лал тебе великий ученый!

— Знаешь, — добавил Ника, — я слышал, что некоторые ученые считали сочинение Христиана Гюйгенса о часах с маятником до такой степени важным в развитии науки, что оно даже может быть постав­лено рядом со знаменитым сочинением самого Ньютона, где изложен великий закон всемирного тяготения.

Всем эта тема показалась ужасно интересной, но все чувствовали, что материала у них на этот счет маловато и надо было бы набрать его побольше. Разумеется, все это было между прочим — так, словно не­взначай— рассказано и дедушке, который выслушал все это благо­склонно и пробурчал:

— Поговорим, поговорим… Поспеете, непоседы! Поспешишь — людей насмешишь.

И больше ничего от него так и не добились. Дед раскуривал свою пенковую трубку, попыхивал голубоватым дымком, улыбался. И еще раз повторил:

— Цыц, непоседы! Поспеете.

Но Лева с Никой потихоньку решили, что обязательно достанут книжку — не ту, так другую — насчет Галилея… Ну, а там посмотрим, кто кого! Рассказ об Архимеде они себе выпросили, значит, и о Гали­лее когда-нибудь им расскажут. Или сами разузнают. Конечно, трудно­вато одному без помощи взрослых в таких книжках разбираться, но ведь — что станешь делать! — и этому приходится учиться1.

2.

Наконец как-то собрались и все пошли за речку в большой лес, отличавшийся тем удивительным качеством, что в нем было три боль­ших оврага, которые у ребят

Страница 5 of 30« First...56...1020...Last »
Category: Разное