Архимедово лето. Глава вторая

была уж настоящим, совершенно самостоятельным и крупным ученым. Вот в чем дело.

Во времена ее молодости в России женское образование было, попросту сказать, запрещено. Высшего образования девушка получить не могла. Дом Ковалевской был домом интеллигентной семьи. У них бывали люди с немалым образованием, но отец ее все-таки считал высшее женское образование просто прихотью и поэтому слышать не хотел, чтобы дочка получила специальное образование. А Софе нравилась математика. Когда ей не позволяли заниматься, она клала книгу под подушки и ночью, при свете ночника или лампадки, учи­лась алгебре. И вот какой с ней в детстве был удивительный случай! Ей было одиннадцать лет. Ее дядя, очень образованный человек и любитель математики, рассказывал ей разные любопытные вещи про математику, например о бесконечности…

— Вот счастливая!.. — сказал мечтательно Лева. Он уже слез о пенька и сейчас лежал на мягкой траве и с удовольствием слушал

Наташу. — Я тоже бы послушал. Обещал папа… да никак от него не добьешься. Сегодня, завтра!..

— Ты слушай, что дальше было, — продолжала девочка. — Семья Ковалевских переезжала в деревню. У них там был дом, и этот дом к их приезду начали ремонтировать. И вот, как стали оклеивать ком­наты новыми обоями, на одну комнату обоев и не хватило. Это как раз была детская комната, наверху, в мезонине. Что делать? Ехать за новыми обоями далеко в город из-за одной комнаты весной, по рас­путице, никому не хотелось. Тут вспомнили, что на чердаке лежит пропасть никому не нужной старой бумаги и можно ею воспользо­ваться. И случилось так, что рядом с грудами старых газет нашлись листы более плотной бумаги. Решили, что эта бумага куда лучше будет для оклейки стен. Сказано — сделано! Комнату наверху окле­или этой бумагой. А это были литографированные записки лекций крупного ученого академика Остроградского (он жил в начале про­шлого века) —лекции по высшей математике, которые когда-то слушал в Петербурге отец Софы совсем еще юным офицериком. Софа была девочкой любопытной и обратила внимание на «обои» в своей комнате. Стала рассматривать, и ей однажды показалось, что там как раз говорится о тех интересных, завлекательных и таин­ственных вещах, которыми, по ее мнению, была полна высшая мате­матика. ..

— Вот именно, что таинственных! — невольно воскликнул Лева.

— Вот и ей так казалось, как нам с тобой теперь кажется!

— А ты действительно этим интересуешься?

— А по-твоему как?

— Хм…— промычал Лева. — Ладно. Отложим это пока… Рас­сказывай дальше.

— Так что Софе показалось, что это то же самое, о чем ей гово­рил добрый дядюшка, горячо, беззаветно любивший науку. Она иног­да целыми часами не отходила от этой стены, все стояла и всматри­валась в эти странные иероглифы, которые должны были

Страница 4 of 9« First...45...Last »
Category: Разное