Архимедово лето. Глава вторая

Коперника, а прожила она всего тысячу двести лет! У Гипатии были еще рассуж­дения и объяснения арифметических сочинений знаменитого грека Диофанта, который жил около третьего века нашей эры. И рассуж­дения о геометрических сочинениях Аполлония Пергейского… Это третий век до нашей эры. Гипатия была известна своей образованно­стью и редкой красотой. Но с ней случилась большая беда. Ее счи­тали «язычницей»; рассказывали о ней, будто бы она верила во мно­гих богов, которые олицетворяли собой различные явления природы.

Так оно было или нет, я не знаю, но самое главное было в том, что Гипатия знала, ценила и уважала древнюю греческую науку, а фа­натики, христианские монахи, ненавидя науку, боролись с учеными и выдумывали всякую клевету на них. И вот, представь себе, они умни­

clip_image004

цу Гипатию побили камнями, то есть заставили озверевшую толпу вытащить ее из дома на улицу и швырять в нее камни, покуда не убили!

— Эх, — сказал Лева, — терпеть не могу таких подлых историй! Наших бы туда двух бойцов с пулеметом. Они бы им показали, как камнями ученых убивать!.. Ну, рассказывай дальше.

— А потом в истории долго нет сведений об ученых женщинах. Очень долго. Только уж много-много позже выделяются некоторые из самых знатных женщин, разные принцессы, которых учили самые знаменитые математики. В конце шестнадцатого века один из них, Виета…

— Знаю, был такой. Теорему его проходили..,

— Потом в семнадцатом веке — Декарт.

— Философ, француз. Папа говорил. Обещал рассказать,,,

— И еще в семнадцатом веке, попозже, один немецкий философ и математик, Лейбниц. Вот эти-то ученые и занимались с принцес­сами. Уж не знаю, что из этого получилось, но одной из них, тоже, наверно, довольно образованной женщине, русский академик-матема­тик в восемнадцатом веке написал целую книгу о математике и тогдашней науке вообще.

— Кажется, это я тоже слышал. Это не Эйлер ли?

— Он самый. Леонард Эйлер. Книга так и называется: «Письма к принцессе». Родом швейцарец Он был наш русский академик. Дру­жил с Ломоносовым. Жил и работал в Петербурге, там умер и похо­ронен. А потом еще в том же веке была одна очень образованная женщина, друг французского знаменитого писателя Вольтера, Эмилия Шателэ. Так вот, понимаешь ли, она, по совету Вольтера, перевела на* французский язык очень трудное, но замечательное сочинение Исаака Ньютона.

— Ну, это знаменитый английский ученый, который открыл всемирное тяготение!.. Откуда ты все это знаешь, скажи пожа­луйста?

— Да, видишь ли, — отвечала ему Наташа, — я вот тут прочла эту книжку о Ковалевской, потом с мамой об этом говорила.

Страница 2 of 9« First...23...Last »
Category: Разное