Архимедово лето. Глава третья.

сказал папе и дедушка.

А папа ответил так: никто, говорит, не станет спорить с опытом;

опыт — наставник человека, и вся наука выросла из опыта; я и не пре­небрегаю опытом рабочего, мастера, инженера, нет, но надо этот опыт вооружить теоретическим пониманием данной задачи.

— Да-а, это, конечно, верно.

— Папа еще вот что сказал. Не в том, говорит, дело, что нельзя на глазок вообще работать — глазок великое дело, его забывать нельзя! — а в том, что наши современные машины, во-первых, очень сложны, во-вторых, детали их требуют высочайшей точности, а в третьих, скорость движения у них слишком велика. И в силу этого простая сметка помогает не так уж хорошо, как помогала раньше. Одного наблюдения не хватает. Вот в чем дело!

— Интересно! — заметила девочка.

— Я, видишь ли, — продолжал Лева с не меньшим жаром,— я ведь теперь!..

Тут он остановился, поглядел на далекий синеватый лес, еле раз­личимый через освещенный воздух, прозрачный и заманчивый, и, пре­рвав сам себя, вдруг спросил Наташу совсем другим голосом:

— А вон тот лес ты знаешь?

— Знаю.

— Хороший?

— Очень.

— Пойдем как-нибудь, а?

— Конечно, — отвечала девочка. — Скоро малина поспеет! Вот будет благодать!

После этого разговора про лес Лева опять принял сосредоточен­ный и даже немного опасливый вид:

— Так, понимаешь, я ведь теперь перешел в девятый класс. И хо­чется немножко кое в чем разобраться… Знаешь, в школе привы­кают сквозь пальцы смотреть. Да, в сущности, и я сам не без греха… Выучили, ответили, контрольную промахнули, не споткнулись — ну и ладно, всё в порядке. А в общем, мы ведь уж не дети.

— В девятый! — сказала Наташа с завистью. — А я еще только в восьмой!

— Будешь и в девятом, — ободрительно заметил мальчик, испытав при этом почему-то чувство некоторого облегчения. — Разве в этом дело, Наташа!

Они пошли домой к поселку ускоренным шагом. Все как будто было выяснено, и пора уж было действовать. Правда, что именно должны они были делать, Лева не очень хорошо себе представлял.

— Только надо все обдумать, — сказал он.

— Да, уж конечно, — согласилась Наташа, — придется голову поломать.

— Покуда об этом молчок.

Наташа посмотрела на Леву с интересом, но не ответила. Прошли мимо затейливых ворот, снова глянули на угрюмые, спящие век за веком тяжелые чугунные ядра, лежавшие такой дружной, неразлуч­ной семьей, и потихоньку дошли до Левиного домика.

2.

Вовка стоял около скамейки в саду и читал нотацию огромному серому коту Терехе, который, не обращая никакого внимания на Вов­кину декламацию, умывался лапой самым старательным образом.

— Ах, это ты, Наташа! — сказал Вовка, прервав свою возвышен­ную речь. — Представь себе, этот недопустимый кот, как выясни­лось,— совершеннейший разбойник. Опять сожрал прехорошенькую

Страница 4 of 7« First...45...Last »
Category: Разное