Архимедово лето. Глава третья.

глубокомысленные речи, потом очень внимательно вгляделся в Наташино лицо — а вдруг она будет насмехаться над ним? Но на загорелом спокойном лице девочки Лева при всем старании не мог найти ни малейшего намека на какую-нибудь насмешку.

Наташа привычным движением поправила сбившуюся прядь своих темных, немного вьющихся волос; ее ясные синие глаза вдумчиво и внимательно взглянули на Леву.

Лева успокоился, ругнул себя за излишнюю подозрительность, помолчал и начал снова:

— Вот что я тебе хотел сказать. Мне кажется, что самое важное, что может человек в жизни сделать, — это что-нибудь такое очень полезное придумать, изобрести. Скажем, сконструировать новую машину, по части радио или телевидения сделать какое-нибудь важ­ное усовершенствование!

— Наши девочки говорят, что для этого надо по математике быть очень сильной…

— Кроме пятерок, ничего не получал! — гордо сказал Лева.— Правда, раз в третьем классе налетел на двойку. Один только раз! Ну… проспал, знаешь. В общем, сам сглупил. Поправился через неделю.

— Так и у меня пятерки! — сказала девочка. — Но мало ли что! То средняя школа, а то высшее учебное заведение! Там совсем не то.

— Что это значит «совсем не то»! — возразил с горячностью Лева. — Об этом надо заранее подумать. Почитать. Поинтересовать­ся! С умными людьми поговорить… А помнишь, что ты мне расска­зывала про Софи Жермэн и ее тезку Софу Ковалевскую? Ведь им даже не позволяли, а они потихоньку занимались! И своего добились. Каково это было Софе без учебника прямо по книжке, которая насчет оптики, восстановить неизвестную науку! И мы должны стараться. Я считаю, что математика — прекрасная наука. Папа говорит, что без нее инженер как без рук. Он мне вот что один раз сказал: чтобы в конструкции… ну, в машине, понимаешь? ..

Наташа кивнула.

— .. .чтобы каждая часть работала на совесть, толково, нигде не заедало, не ломалось, не заклинивало, лишней смазки не требо­вало, не нагревалось слишком, чтобы все было дельно и экономно… для всего этого нужно, чтобы каждая часть — пусть даже мелочь — была с математической точки зрения проработана со всех сторон, осмотрена, выверена. И если у тебя в машине какая-нибудь часть бу­дет круглая — скажем, вроде шарика, — так ты сперва докажи мате­матически, что эта часть должна быть круглой. А не просто так — на глазок, авось сойдет.

Наташа задумалась.

— А ты думаешь, можно, — вымолвила она, прищуриваясь не­много, — чтобы всегда так все-все было точно? Мне кажется, на са­мом деле так не бывает. И, мне думается, на глазок многое еще делается. Почему же? Если какой-нибудь мастер очень давно рабо­тает на заводе, так ведь у него опыт очень большой. Просто он уж знает, что так вот выходит, а так нет…

Лева замотал головой:

— Представь себе, что как раз это самое

Страница 3 of 7« First...34...Last »
Category: Разное