Архимедово лето. Глава седьмая.

Наташе.

С шутками, разговорами, смехом пришли к Вере Васильевне. Ника состроил сумрачную мину и заявил:

— Предлагаю выбрать председателя совещания. В силу того, что оно — по условию — загадочное, то председательствовать должна Веточка, вот что!

■— Пожалуйте-ка, Виктория Викторовна! — сказала Наташа, по­казывая Веточке на кресло.

— Ну! — сказал дедушка. — Коли она еще и «Викторовна», так какой тут еще может быть разговор! Председательствуй — и ника­ких, Викторина Викторовна!

— Внимание! Внимание!—сказала Веточка. — Раз уж я безо вся­кого основания попала в председатели, так вы не думайте, что я ма­ленького роста, значит, меня можно не слушаться, ничего подобного! У меня ухо держи востро! Ну-ка, все по местам! Открывается заседа­ние Первого Тускарийского Загадочного Совещания. Слово для сроч­ного сообщения об одном ужаснейшем. .. просто вспомнить страш­но! .. леденящем душу происшествии имеет Никита. Слушайте!

— Так вот.. . —начал Никита, пугливо озираясь и самым нудным голосом, который только мог из себя выдавить. — Я расскажу вам сейчас ужасную загадочную историю, которая случилась давно, очень давно, так давно, что все ее даже позабыли и вот только недавно еле-еле вспомнили…

— «Нет ли небылицы иль старинной были?..» — продекламировал Тимофей Иринархович. — Старинная быль — штука хорошая.

— А что это вы говорите, дедушка? — спросила Наташа. — Что это за небылица?

— Такой стишок есть. Дельвига, приятеля Пушкина. А Глинка на него романс написал. Вот и вспоминается…

— Как раз, — сказал Ника, — на небылицу, по правде сказать, моя ужаснейшая история гораздо больше смахивает. Но на сего­дняшнем заседании надлежит утверждать, что все это чистая правда, и так оно и было.

— Слушаем! — сказала Наташа.

— Некогда, — начал Никита, — за лесами, за морями, за скали­стыми горами, где-то далеко, в сказочном царстве Великого Могола, где все было из чистейшего мрамора и порфира, повсюду били рос­кошно-прохладные фонтаны и летали самые настоящие райские птицы, вдруг приходит к самому Великому Моголу его визирь, кла­няется ему до земли, как у них тогда положено было, и говорит, что вот, дескать, так и так — уж извините! — приехали послы из самой высокой страны… Тот спрашивает: «Визирь, а какая это самая высо­кая у нас? Я забыл!» Заинтересовался, даже газету уронил на пол…

— Вот врет! — с изумлением сказал Вовка. — Какая же тогда газета? ..

— Постой, Вова! — сказал дед. — Знаешь поговорку: не любо — не слушай, а врать не мешай!

— Именно! — отозвался Никита вполне серьезно и продолжал. — Визирь поднял ему газету и говорит: «Это которая на самой верхушке, на Гималайских горах. И они просят разрешения поговорить с ва­шей милостью». — «Не может быть! — говорит Великий Могол. — Я занят». — «Я уж им

Страница 4 of 13« First...45...10...Last »
Category: Разное