Комета Галлея

В 1682 году астрономы наблюдали на небе большую комету. Друг Ньютона Эдмунд Галлей решил вычислить орбиту этой кометы, пользуясь способом Ньютона. Затем, желая составить каталог кометных орбит, он вычислил по тому же способу орбиты и многих других появлявшихся ранее комет. При этом он обратил внимание на сходство орбит трёх комет, появлявшихся в 1531, 1607 и 1682 годах. Галлей сделал вывод, что это — одна и та же комета, которая движется вокруг Солнца по эллипсу.

Если вычесть 1531 из 1607, получается 76 лет, а вычтя 1607 из 1682, мы получим только 75 лет. Следовательно, период обращения кометы вокруг Солнца по удлинённому эллипсу, который она описывала, оказывался переменным: от 75 до 76 лет. Какие-то причины то уменьшали, то, наоборот, увеличивали длину периода. Галлей правильно определил эти причины: притяжение планет, около которых проходила комета, то ускоряло, то замедляло её движение, отчего и менялась длина периода обращения.

Учёный решился предсказать новое появление кометы на конец 1758 или начало 1759 года. Все астрономы с нетерпением ждали результатов этого предсказания. Ко времени появления кометы Галлея Клеро выпустил в свет объёмистый труд о её движении под названием «Мемуар о комете 1759 г.». В предисловии к этому сочинению Клеро писал, что он решил доказать «общность тяготения» на основе исследования движения кометы Галлея. Исходя из того, что тяготение есть «общее явление мира», что на движение небесных тел оказывают возмущающее влияние их соседи, Клеро решил уточнить орбиту кометы и определить время её прохождения через перигелий.

«Работа была огромна,— писал Клеро,— и я не мог сказать ничего определённого раньше августа 1758 г., когда комета, которую ожидали уже больше года, стала предметом всеобщего интереса, гораздо большего, чем обыкновенно возбуждают астрономические вопросы. Истинные друзья науки ожидали комету с нетерпением, потому что она должна была своим появлением подтвердить законы Ньютона. Другие же надеялись увидеть учёных осмеянными, а их теории поколебленными, и утверждали, что она не вернётся, открытия же Ньютона и его последователей не подтвердятся. Многие уже ликовали и смотрели на год задержки в появлении кометы как на доказательство несостоятельности теории. Я хочу показать здесь, что эта задержка не может повредить системе тяготения, а, наоборот, составляет необходимое следствие её, и что комета опоздает более, чем на один год».

Указав на то, что притяжение планет могло как ускорять, так и замедлять движение кометы Галлея, Клеро обратил внимание на то, что «тело, проходящее такие отдалённые пространства, может подвергаться действию совершенно неизвестных сил, например планет, слишком отдалённых для того, чтобы мы могли их видеть и знать, но существование которых возможно.

Страница 1 of 212