До открытия закона тяготения

В 1610 году в истории астрономии произошло одно из важнейших событий: итальянский учёный Галилео Галилей (1564—1642 гг.) впервые в истории человечества направил на небо построенный им небольшой телескоп *). До этого времени все наблюдения велись только невооружённым глазом. Уже в первые дни наблюдений с телескопом Галилей сделал интересные и важные открытия. Он увидел горы на Луне, рассмотрел фазы Венеры, доказал, что Млечный Путь состоит из отдельных звёзд, и, наконец, установил, что вокруг Юпитера движутся спутники, подобно тому, как вокруг Солнца движутся планеты.

В 1666 году, через 24 года после смерти Галилея, его соотечественник Джованни Борелли (1608—1679 гг.) выпустил книгу, в которой высказал такое соображение: четыре спутника Юпитера обращаются вокруг него благодаря тому, что он постоянно притягивает их к себе. Более того, Борелли полагал, что не только Юпитер притягивает к себе своих спутников, но и сами они притягивают друг друга.

Мысль о притяжении, действующем в космическом (мировом) пространстве между планетами и их спутниками, высказывалась не одним Борелли. О силе, заставляющей планеты обращаться около Солнца, а спутников — около их планет, писали французский астроном Измаил Буйо (1605—1694 гг.), а ещё раньше — немецкий математик и астроном Иоганн Кеплер (1571 —1630 гг.). Они объясняли обращение планет вокруг Солнца тем, что Солнце притягивает их к себе. Однако эти идеи, хотя и замечательные для своего времени, были лишь догадками. Только Исаак Ньютон путём строгих математических рассуждений точно выяснил единую общую причину движения небесных тел.