Почему поет граммофон

Раньше, пожалуй, придется ответить на другой вопрос: а что это такое граммофон? Ведь ты едва ли видел эту машину. Зато все хорошо знают патефон.

image Так вот, граммофон — почти то же самое. Только с виду он был другой. У граммофона сверху торчал большой жестяной рупор с раструбом.

Потом придумали переносный граммофон. Вместо ящика сделали удобный закрывающийся чемоданчик с ручкой для переноски. Рупор свернули улиткой и спрятали внутрь чемоданчика. Получилось гораздо красивее и удобнее. Впервые такой переносный граммофон выпустила французская фирма «Братья Патэ». Они назвали его своей фамилией «Патэ-фон», или «Патефон». А пластинки для патефона до сих пор называются граммофонными!

Сейчас патефон нас нисколько не удивляет. Поет, что же в этом особенного? Радиоприемник тоже поет. А телевизор и кино куда интереснее. Там не только слышно, но и видно все как на ладони. Но предок патефона — граммофон — появился давно, больше восьмидесяти лет назад. Тогда еще не было ни кино, ни радио, ни телевидения. Пели только живые люди. Никому и в голову не приходило, что машина тоже сможет петь. И даже сам изобретатель «поющей машины» Томас Альва Эдисон немного сомневался: запоет или не запоет?

Механик сделал по чертежу Эдисона непонятный аппарат. Собрались все сотрудники лаборатории. Надо пробовать! Эдисон поставил в аппарат валик, покрытый воском, откашлялся и неуверенно запел старинную детскую песенку:

У нашей Мэри есть баран,

Собаки он верней

Куда бы Мэри ни пошла

— Баран идет за ней!

Сотрудники хихикали. Таланта к пению у Эдисона не было. Но отступать поздно, и он допел песенку до конца. Потом поставил иглу на начало дорожки на восковом валике и завертел ручку. И тут произошло чудо. Машина запела! Не одно-два неясных слова, которые надеялся услышать Эдисон. Нет, вся песенка, с начала и до конца, лилась из черного рупора!

Сотрудники замерли. Потом закричали в восторге, затанцевали хороводом вокруг Эдисона и его чудесного изобретения. Потом все сразу, перебивая друг друга, начали говорить, кричать, петь в рупор. Всю ночь до утра они записывали и слушали свои голоса. Ведь на первом аппарате Эдисона можно было не только слушать звук, но и записывать его. Зато этот аппарат — его назвали фонографом — звучал гораздо хуже нынешнего патефона. Звук был тихий, прерывистый, местами дребезжащий. Но все равно это было неслыханным чудом!

Теперь это чудо стало самым обычным делом. Рассмотри внимательно граммофонную пластинку. Ты увидишь, что бороздки на ней неровные. Они усеяны извилинами, а у долгоиграющих пластинок — углублениями. Когда пластинка вертится, игла скользит по бороздке. Извилины или углубления заставляют ее дрожать, колебаться. Эти колебания и есть звук. Ты можешь сам сделать простейший звукосниматель — прибор, воспроизводящий граммофонную запись. Для этого понадобится только лист чертежной бумаги, патефонная игла и немного клея.

Из бумаги вырежь квадрат со стороной 30—40 см. Сверни из этого квадрата «фунтик», как показано на рисунке.

Вершина «фунтика» должна быть в одном из углов квадрата. Боковые стороны наложи одну на другую и аккуратно склей столярным или казеиновым клеем.

Надень на «фунтик» в месте склейки канцелярскую скрепку. Положи его швом на стол и придави склейку изнутри грузами. В таком положении оставь сохнуть до утра.

Иглу воткни возле конца высохшего «фунтика». Проколи обе стенки насквозь. Только сначала внимательно посмотри на рисунке, какой должен быть правильный наклон иглы. Закрепи иглу каплей клея или сургуча.

Возьми звукосниматель за выступающий угол «фунтика» и опусти иглу на бороздку вращающейся пластинки. «Фунтик» запоет!

Конечно, твой самодельный звукосниматель будет звучать гораздо хуже фабричного. Не так громко, не так чисто. Но ведь и первый фонограф Эдисона звучал примерно так же!